Как мы делали тесты: веселый и непростой

17:09



Незадолго до того, как я закончила I ступень Школы редакторов, мы с командой биомедицинского холдинга «Атлас» выпустили в свободное плавание два теста. Один о продуктах «Вкусно, полезно или катастрофически вредно» (ссылка), другой об истории медицины «Медицина, которая изменила мир». Систематизирую опыт.

История первая, веселый тест о продуктах

Цель и аудитория. Вот как писала в ТЗ Аня Варежкова: «Хотим сделать тест, в котором пользователь узнал бы много нового о привычных продуктах, их пользе и вреде». Самое важное было — сделать тест, который много кому будет интересен. Люди часто путаются в классификации продуктов, пугаются сложных названий. Нужно заинтересовать их интересными фактами, удивить неожиданными поворотами. А еще рассказать, что у «Атласа» есть новый тест, «Генетика микробиоты».

Объем и время. 10-15 вопросов. В итоге остановились на десяти. Две недели готовили текст: 60 ревизий в гуглодокументе, бесчисленное количество комментариев. Еще неделю согласовывали с экспертами и допиливали нюансы. Сильно помогли материалы, которые в «Атласе» уже собрали.

Мораль: ищите правильных редакторов!

Сложности. Спроси любого редактора его мнение (о чем угодно), он тебе рассказать-расскажет, а в конце, скорее всего, добавит: «Но, сама понимаешь, я нерепрезентативная выборка». А надо быть репрезентативной выборкой! Вынь да положь! Нужно анализировать варианты ответов, чтобы не пугали, не запутывали, но и не были слишком простыми. Нужно анализировать варианты выдачи результатов — они должны быть такими, чтобы человек ушел с чувством, что узнал что-то новое. Даже если результаты получились не очень.

Задай вопрос эксперту (врачу, юристу, разработчику — профессионалам своего дела), получишь много не очень организованных данных. Сложно найти человека, который действительно разбирается в предмете узкой специализации. Еще сложнее найти специалиста, который умеет доходчиво объяснить свои знания.



Результаты. В итоге пропустили кое-что, так что текст получился не идеальный. Но веселый. К этому моменту его прошли 2000 человек.

История вторая, непростой тест об истории медицины

«Вкусно, полезно или катастрофически вредно» показали народу, народ одобрил. Недолго порадовались. В редакторских чатиках сказали: «Надо делать сложнее и к YAC–2017».

Цель и аудитория. Yet Another Conference — дело большое. «Атлас» подготовил большую программу, двух спикеров и настоящее генотипирование всего за час. Тест должен соответствовать тематике мероприятия и докладов «Атласа». Аудитория конференции люди продвинутые, а значит, вопросы теста должны были касаться знаний за пределами школьного кругозора, в пределах университетской программы и немножечко высовывать лапку в факультативное чтение. Времени оставалось примерно в два раза меньше, чем в прошлый раз, а тест нужно было сделать на порядок сложнее.

Объем и время. Ориентировались на 10 вопросов — времени мало, нам нужно подготовить много текста, а дизайнеру нужно много нарисовать. В итоге вопросов было 15: взяли за таймлайн исторические вехи из выступления Андрея Перфильева, медицинского директора «Атласа».

20 мая, в субботу, я открыла свеженький гуглодокумент. К понедельнику сделала первый драфт текста. Тут же оказалось, что я неправильно поняла техническое задание.

Мораль: всегда открывайте все картинки, приложенные к техническому заданию, там могут быть жизненно важные задачи!

Сделала второй драфт, который пошел в работу — выкинули все неинтересные и сомнительные вопросы, набросали ответы и отдали дизайнеру. Параллельно продолжали ревизии документа с экспертом — врачом-эндокринологом, кандидатом медицинских наук Юрием Потешкиным.

Сложности
. Ради интереса пройдите тест. Записывайте на листочек: сколько насчитали областей медицины?

Хорошо писать о том, что хорошо знаешь. Историю медицины трудно знать хорошо. Я ее раньше не изучала. Как быть? Эксперта писать вопросы не заставишь, сама в темах только ориентируешься. Меня в таких ситуациях немного спасает общий кругозор — я очень много читаю всю жизнь. Этого достаточно, чтобы найти достоверный источник информации, а там — найти то, что мне нужно. Работа эксперта будет в том, чтобы проверить фактические и смысловые моменты. Например, в вопросе про Уильяма Харви сначала я писала варианты ответов про то, как получается в организме кровь и что назначение сердца — быть источником тепла. А гораздо важнее было то, что до Харви ученые были уверены, что венозная и артериальная кровь никак не смешиваются. Оценить значимость открытия в историческом масштабе может только эксперт.

Мораль: дружите со знатоками!

30 мая начиналась YAC. К этому дню тест должен был быть отполирован до блеска, задизайнен и правильно сверстан. Примерно за день мы всей командой проходили тест и высматривали «блох». Так я практически в последний момент заметила, что в вопросе про Пастера все варианты ответов упоминают Паскаля.


Из-за того, что время поджимало, все делали хаотично. Эксперт проверяет, одновременно редактор комментирует. Дизайнеру правки не отправляются партиями, а сыплются по мере поступления, в том числе ночью. Активный темп работы взяли с самого начала, чтобы задержки не копились снежным комом. В итоге все сильно устали.


Результат. Мы успели вовремя, озадачили народ сложным тестом на знание истории медицины и выдали заслуженные скидки на продукты «Атласа» соразмерно количеству правильных ответов. В какой-то момент главный по маркетингу Витя Бабичев смотрел статистику и написал: «180 человек проходят тест сейчас». Я такая: «У, класс!».

На сегодняшний день тест прошли 1500 человек. Носом в ошибки нас пока не тыкали.

Параллельно с этим проектом я готовила курсовую, выпускной экзамен первой ступени Школы редакторов. Заработала 217,5 баллов из 250 возможных.


Сложный проект можно сделать хорошо при малом лимите времени.
При любой срочности ничего не откладывать на потом, завтра или через час.
Мнение толкового эксперта — бесценно.
Распараллеливать процессы — необходимо.
Всегда-всегда-всегда проверять текст перед публикацией.

57*365*2007
Заглавная иллюстрация: amplifr.com

Другие интересные записи

0 коммент.